Вы здесь

Перси Джексон: цитаты, фразы и крылатые выражения персонажа

Перси Джексон — персонаж из фильма (-ов):

— Будь моя воля, я бы трижды подумал, прежде чем отправить в этот поход Талию. Она чересчур порывиста. Действует, не думая. И чересчур самоуверенна. — Вы бы выбрали меня? — Честно говоря, нет, — сказал он. — Вы с Талией-два сапога пара. — Ну, спасибочки!

Может ли отец-олимпиец обратиться против своего отпрыска-полукровки? Может быть, иногда проще сделать так, чтобы они умерли? Если и есть полукровки, которым приходится этого опасаться, то это Талия и я. Эх, надо было все-таки подарить Посейдону на День отца тот галстук с ракушками!

— Но как можно похитить бессмертную богиню? Разве такое возможно? — Ну да, вообще-то. В смысле, Персефону же похитили. — Ну, так она же была богиней цветочков или типа того. Гроувер, похоже, обиделся: — Богиней весны!

Аннабет бросила взгляд на рог Минотавра в моей руке, затем снова посмотрела на меня. Я воображал, что она скажет: «Ты убил Минотавра!», или: «Ух ты, такой бесстрашный!», или что-то в этом роде. Но девчонка выпалила: — А ты, когда спишь, пускаешь слюни!

Я подумал о маме, но в голову пришли только хорошие воспоминания: ее улыбка, сказки, которые она читала мне на ночь, когда я был еще совсем маленький, и как она успокаивала меня, что не позволит клопам кусаться.

— Мой папа преподает в Вест-Пойнте, — ответила она. — Я не видела его с тех пор, когда была совсем маленькой. Он ведет занятия по американской истории. — Значит, он человек? — И что? Так ты решил, что только богам-мужчинам кажутся привлекательными человеческие женщины. Ну, ты, оказывается, женоненавистник!

— Персей Джексон, — сказала одна. — Да... — задумчиво произнесла вторая. — Не вижу, что в нем такого опасного. — А кто говорит, что я опасен? Первая из Гесперид оглянулась через плечо, в сторону вершины. — Они страшатся тебя. Их печалит то, что эта, — она указала на Талию, — до сих пор тебя не убила. — Временами испытываю искушение, — призналась Талия. — Но нет, спасибочки. Он же мой друг.

— Кто такой Хирон? — спросил он. — Его фигурки у меня нет. — Наш исполнительный директор, — сказал я. — Он... ну, увидишь. — Раз этим девчонкам-Охотницам он не нравится, значит, он нормальный мужик! — буркнул Нико. — Пошли.

У меня могло подняться настроение только оттого, что мама просто вошла в комнату. Глаза ее искрились и меняли цвет в зависимости от освещения. Улыбка согревала, как теплое стеганое одеяло в холодную ночь. В маминых длинных каштановых волосах появилось несколько седых прядей, но я никогда не считал ее старой. Когда мама смотрела на меня, казалось, что она видит во мне одно только хорошее.

Реклама