Вы здесь

Цитаты и высказывания Сергей Кургинян

Дата рождения: 
14.11.1949
Род деятельности: 
Общественный деятель
Политик
Политолог
Театральный режиссер

Сергей Ервандович Кургинян — советский и российский политический деятель, театральный режиссёр, политолог и лидер движения «Суть Времени». До недавнего времени постоянный соведущий политического ток-шоу «Исторический процесс» на телеканале «Россия».

Разница между личностью и феноменом как раз в том и состоит, что личность выражает свою позицию (конечно, с чем-то как-то соотносимую), а феномен, растворяя свое личностное в некоей коллективной сущности и жертвуя ради этого всем, чем угодно, позволяет коллективной сущности заложить себя в пушку как пушечное ядро.

Пожалуйста, бегай, ори, выбирай всё в пределах дешёвого меню, ходи, кушай, гуляй, грей свои телеса на любом курорте, ходи в этот найт-клаб или в этот клаб... Но только не лезь в себя. Не лезь в себя! Потому что это опасно. Потому что мы не хотим, чтобы ты соединялся с этими ресурсами.

Раб от гражданина отличается способностью различать. И не только подлинное от не подлинного. А очень и очень многое. Например, честьи бесчестье.

Только небольшой круг элиты может реально пользоваться высокими достижениями и возможностями, связанными с личностным ростом, а остальные не имеют к этому ключей.

Развитие — это проблематизация рамок, считающихся несомненными.

21-й век стал временем, когда человек в наибольшей степени может соединиться со своими личностными ресурсами — открыть свои тайны — и в наибольшей степени лишён этой возможности.

Бетховен говорит о всей жизни. Не о молодости (одной жизни), после которой наступает зрелость (совсем другая жизнь). Вся жизньчеловеческая от колыбели до могилы это борьба с роком.

Нечуткий к семантическим каверзам человек может прельститься словосочетанием «гуманитарные технологии». Чуткий же — сразу уловит, что там, где есть «гуманитарное», не может быть технологий, а там, где есть технологии, не может быть «гуманитарного». В своем действительном и сокровенном смысле гуманитарные технологии предполагают отождествление между деланием вещей (подлинная сфера технологизма) и деланием людей. При том, что гуманитарное и его производные (гуманизм в том числе) берут за аксиому несводимость человека к вещи, вытекающую из наличия у человека фундаментальной личностной свободы, на которую посягать и безнравственно, и невозможно.

Человек, не выявляющий закономерности — это безумец.
Человек, смирившийся с закономерностью — дрожащая тварь.

Нет пути к Победе без создания теории Его Величества Поражения.

Идеология, читатель, — это не выдвижение программных документов и не поддержка этих документов массами. Это таинство, в котором освобождаются от благой предзаданности метафоры самого разного рода. И метафора о Слове, ставшем Плотью (о чем уже говорилось), и метафора о сеятеле и семенах. Только и плоть, в которую облекается слово, может быть разнокачественной, и семя может дать не только благие, но и очень разные по своему качеству всходы.

Если наши противники хотят сказать, что мы не вписываемся в мировые стандарты, так я скажу — Да! мы в них не вписываемся! И Россияникогда не вписывалась! Россия не существует для того, чтобы вписываться в мировые стандарты! Россия существует для того, чтобы задавать мировые стандарты миру!

Для того чтобы ждать, нужно сохранять время. Хотя бы как внутреннюю историю. Если ты потеряешь время, то потеряешь и ожидание.

Сосредоточенная воля — как лазер. Она прожигает броню. Нужно только уметь ее сосредотачивать.

Куда не придешь, если какой-нибудь бардак (а он везде бардак), и все говорят: «Это кто сделал?» — «Девочка». Главный герой всего – это «девочка». «Знаете, девочка не знала, не предупредила». «Знаете, девочка ошиблась». «Знаете, девочка купила не тот билет». Всем правит коллективная «девочка». Это всюду! Это в приемных, где раньше отбирали людей, знаете, через тройные фильтры проверки... Говорят: «Что случилось?» – «Это – девочка»...

Если мы не видим смысла в действиях определенных политиков, не видим смысла в текущих процессах, то это не значит, что его нет вообще. Это значит, что история запрятала этот смысл куда-то. А значит, в это «куда-то» надо отправиться, чтобы этот смысл обрести.

Деньги — это огромная сила. В ХХ веке — колоссальная. Но она никогда не будет решающей. Управляют миром смыслы и человеческие возможности.

Философия, в отличие от религии, полностью зависит от сведений, которые она почерпнула из науки. Философ опирается на современное ему научное знание. Он это знание доосмысливает. То есть использует его как фундамент, на котором может возводиться мировоззренческая конструкция. Но как только оказывается, что наука набрала принципиально новый фактический материал, обобщила его по-новому и обзавелась новыми моделями, разительно отличающимися от предшествующих, философ оказывается в сложнейшем положении. Ибо всё построенное им мировоззренческое здание начинает шататься по той же причине, по какой реальное здание шатается в случае неблагополучия с фундаментом.

Что отличает солдата от бандита? Не профессия же. Они одинаково стреляют, одинаково бегают. Отличает идея служения. Если есть идея служения — это солдат. Если нет такой идеи — это бандит.

Человек — это существо, которое с огромным трудом выдерживает боль своего земного существования. Человек — это единственное существо на планете, которое живет, зная о том, что оно смертно. Которое что-то обретает, зная, что обретенное будет отнято.
Человек — это существо, которое может сносить жизнь только за счет потребления в больших количествах одного-единственного спасительного болеутоляющего средства. Средство это — смысл. Или — суть.
Такое средство может быть добыто только из руды под названием реальность на фабрике под названием интерпретация.

Реклама