Вы здесь

Цитаты и высказывания Яшки Казановой

Дата рождения: 
23.12.1976
Род деятельности: 
Писатель
Поэт

Яшка Казанова (настоящее имя Юлия Сергеевна Зыкина) — московская интернет-писательница и поэтесса.

Через 12 минут принесу тебе кофе и шоколад.
На часах будет 8. Я — лучший в мире будильник.

Я не знаю других и не помню обид. Я любимо люблю. Вновь и впредь. Не напрасно.

Какого чёрта ты оставила зубную -
да, боль, но щётку — это слишком.

Я устал от нее и от чувства вины за усталость.
Я сижу и дышу, неподвижно в окно уставясь,
а за ним — как и было написано раньше другим — осина.

А если не нравится — встал, извинился, вышел:
мы же «на вы» же…

При чем тут любовь? Ты не сможешь спать не со мной.
Другое плечо не примет правильной формы
Твоей головы, но только подушку сомнет,
Оставит запах еденький, канифольный...
при чем тут любовь? Мы только срослись в плавниках
И боремся сами с собой в изумительном танце.

Обожаю крепкие: слова, рукопожатия, напитки, и уходить с праздника в разгар веселья...

И уйду, конечно.
Ну а что нам еще осталось?..
И вернусь, конечно.
Ну а куда я денусь?..

Гордость за вас в напряженной походке.
Мне нужен дом, фортепьяно и ноты,

Сходит на нет февраль.
Давай перестанем врать.
Залижем остатки ран,
И прямо с постели в рай...
Отыщем там водоем.
Будем плескаться в нем.
Хихикать: «Ну даем!
Нам так хорошо вдвоем!»

Мне нужен голос. Тихий и точный -
Пела б тебе колыбельные ночью.
Нервные пальцы ладоней тревожных -
Плечи сжимать и ласкать осторожно.

А кто-то мне говорил: «Уймись,
Ты так юна (по английски — мисс)
Все проходит. И это пройдет». 

Мне нужен лук деревянный и стрелы.
Я б защищала тебя, как умела.
Пара сандалий на тонких подошвах,
Тертые джинсы и пояс из кожи.

Рычу, как сука, ору, как кошка, скулю, как волк;
Довожу до крайности, до оргазма или до визга...
Даже если я вью из тебя верёвки, любимая, то лишь для того,
Чтобы потом не выбирать — чем удавиться.

В этом городе улицы липнут к ногам,
Увлекая в безумие всех достоевских.
Раздеваю глазами тебя донага,
Невзирая на «если»...

Не лечится эта зараза, не лечится.
Ни в этой жизни, ни в той.

Ношу на часах время другой страны.
Теперь в сутках 26 часов любви к тебе.
Но я бы согласилась на 22, чтобы только рядом.

Ты мне — родинка, ты мне — родина.

На самом деле ответ восхитительно прост -
сцепить зубы и ждать, пропуская минуты через
солнечное сплетение.

Тосковала по тебе волком.
Все казалось в толпе: вон ты!
И машины считала похожие,
Расстояние чуяла кожей.

Реклама