Вы здесь

Цитаты и высказывания Леонида Алексеевича Филатова

Дата рождения: 
24.12.1946
Дата смерти: 
26.10.2003
Род деятельности: 
Актер
Кинорежиссер
Писатель
Поэт
Публицист
Телеведущий

Леонид Алексеевич Филатов — советский и российский актёр театра и кино, режиссёр, поэт, писатель, публицист, телеведущий, Народный артист Российской Федерации, лауреат Государственной премии РФ в области кино и телевидения и премии «Триумф».

Ещё вчера, — как снимок дилетанта, -
Осенний день расплывчат был и слеп,
А нынче скрупулезно и детально
Его дорисовал внезапный снег.

Чудеса всегда доверены минутам.
Чудо трудно растянуть на полчаса.
Но минуты мы неряшливо минуем –
И поэтому не верим в чудеса.

Не важно то, что вас нечаянно задели,
Не важно то, что вы совсем не из задир,
А важно то, что в мире есть ещё дуэли,
На коих держится непрочный этот мир!..

Можно Лермонтова знать плохо,
Можно Фета пролистать вкратце,
Можно вовсе не читать Блока...
Но всему же есть предел, братцы!

А мы бежим, торопимся, снуем, -
Причин спешить и впрямь довольно много -
И вдруг о смерти друга узнаем,
Наткнувшись на колонку некролога.

— Вот вы говорите, что слезы людские — вода?
— Да.
— И все катаклизмы проходят для вас без следа?
— Да.
— Христос, Робеспьер, Че Гевара для вас — лабуда?
— Да.
— И вам все равно, что кого-то постигла беда?
— Да.
— И вам наплевать, если где-то горят города?
— Да.
— И боли Вьетнама не трогали вас никогда?
— Да.
— А совесть, скажите, тревожит ли вас иногда?
— Да...
— Но вам удается ее усмирить без труда?
— Да. 

Ужасный год!... Кого теперь винить?
Погоду ли с ее дождем и градом?
... Жить можно врозь. И даже не звонить.
Но в високосный год держаться рядом.

Ноне всякий индивид
Издаваться норовит,
Но не всякий твердо знает,
Что такое алфавит.
Да зачем же издавать
Всех, кто может рифмовать?
Рифмовать — простое дело,
Все равно как ревновать!

О, високосный год – проклятый год.
Как мы о нем беспечно забываем
И доверяем жизни хрупкий ход
Всё тем же пароходам и трамваям,

Эта ночь, такая ночь, что поскорей бы утро...

Чаще всего говорят, что обращаешься к Богу, когда безвыходная ситуация, когда уже неоткуда ждать помощи. И только тогда мы готовы идти с ним на разговор. После такого общения ты понимаешь, что ты нужен кому-то, что ты не один, ты получаешь некое умиротворение и понимаешь, что если ты уйдешь, то уйдешь не навсегда.

О не лети так, жизнь, слегка замедли шаг.
Другие вон живут, неспешны и подробны.
А я живу — мосты, вокзалы, ипподромы.
Промахивая так, что только свист в ушах.

Активность в жизни хороша, но не осознание того, что ты ничтожен… Вот сегодня включи телевизор – нельзя сказать, что сплошные ничтожества, так не бывает, но много. Много. Причем все наглецы… Все звезды – как будто в России не было ни Карамзина, ни Пушкина, никого. Не хочу называть сегодняшние имена, фамилии. Не хочу быть агрессивным… Это время пройдет. Это время ложных богов, а значит, и ложных личностей.

Белым-бело!.. И в этом белом гимне
Приходит к нам, болезненно остра,
Необходимость тут же стать другими,
Уже совсем не теми, что вчера.

Мы все не желаем верить,
Что в мире истреблена
Угодная сердцу ересь
По имени «тишина».
Нас тянет в глухие скверы -
Подальше от площадей,
Очищенных от скверны,
Машин и очередей.

Сидят на дачах старенькие ВОХРы
И щурятся на солнце сквозь очки.
Послушаешь про них — так прямо волки,
А поглядишь — так ангелы почти.

Он замолчал. Теперь он ваш, потомки.
Как говорится, «дальше — тишина».
... У века завтра лопнут перепонки -
Настолько оглушительна она.

И год, как день... И день, как миг.
Мы жмём сквозь беды и невзгоды
И экономим чьи-то годы
За счёт непрожитых своих.

Всё куда-то я бегу, —
На душе темно и тошно,
У кого-то я в долгу,
У кого — не помню точно.
Всё труднее я дышу,
Но дышу — не умираю,
Всё к кому-то я спешу,
А к кому и сам не знаю.
Ничего, что я один,
Ничего, что я напился,
Где-то я необходим,
Только адрес позабылся.
Ничего, что, я сопя,
Мчусь по замкнутому кругу, —
Я придумал для себя,
Что спешу к больному другу.
Опрокинуться в стогу,
Увидать Кассиопею, —
Вероятно, не смогу,
Вероятно, не успею...

Если ты мне враг -
Кто тогда мне друг?
Вертится Земля,
Как гончарный круг.
Мучаясь и бесясь,
Составляет Бог
Карточный пасьянс
Из людских дорог.
Смотрит он, чудак,
В миллионы схем -
Что, когда и как,
Где, кому и с кем.
Перепутал год,
Перепутал век, -
И тебе не тот
Выпал человек!..
Я не виноват.
Он не виноват.
И на всех троих -
Узенький Арбат.

Реклама