Вы здесь

Цитаты и высказывания Карел Чапек

Дата рождения: 
09.01.1890
Дата смерти: 
25.12.1938
Род деятельности: 
Писатель
Драматург

Карел Чапек — один из самых известных чешских писателей XX века, прозаик и драматург, фантаст. Автор знаменитых пьес «Средство Макропулоса», «Мать», «R.U.R.», романов «Фабрика абсолюта», «Кракатит», «Гордубал», «Метеор», «Обыкновенная жизнь», «Война с саламандрами», «Первая спасательная», «Жизнь и творчество композитора Фолтына», а также множества рассказов, эссе, фельетонов, сказок, очерков и путевых заметок. Переводчик современной французской поэзии.

Порнография — это литературная проституция; она не просто удовлетворяет эротическое влечение, но еще и обесценивает его.

Капитализм. Я делаю это не для себя, а ради денег.

Каждое чудо должно найти свое объяснение, иначе оно просто невыносимо.

Саранча — стихийное бедствие, хотя в одиночку она совсем не страшна. То же самое с дураками.

Я думаю, дьявол — и тот огорчился бы, если бы его фотокарточка выдала его безобразие и ту низкую роль, которую он играет во вселенной.

Когда животное бьют, глаза его приобретают человеческое выражение. Сколько же должен был выстрадать человек, прежде чем стал человеком.

В людях больше истины, чем в словах.

В редакции: «Тут вот сообщение, что найдено средство против бубонной чумы. Вы не знаете — наша партия за чуму или против?»

Никакая чужая жертва во имя мира не может считаться слишком большой.

Чем сложнее действие, тем проще персонажи.

Донесение: «Развивая наступление, мы сожгли еще несколько деревень. Уцелевшие жители устроили нашим войскам восторженную встречу».

Самые лучшие мысли приходят по глупости.

Все не так плохо: нас не продавали — нас выдали даром.

Мне известны причины революции в Мексике, но я ничего не знаю о причинах ссоры у ближайшего соседа. Это свойство современного человека называется космополитизмом и вырабатывается в результате чтения газет.

Я не старая дева, которая начинает креститься при слове «насилие»; должен признаться, что иногда я бы охотно отколотил человека, который утверждает ерунду или просто лжет; это не получается, потому что или у меня сил не хватает, или он слишком слаб, чтобы защищаться. Как видите, я не драчун, но если бы буржуи провозгласили, что будут вешать пролетариев, я бы тут же собрался и побежал на помощь тому, кого ведут на виселицу.

Кошка: Мой величайший враг — собака.
Собака: Мой — тоже.

Необычайные случаи обычно повторяются.

Я не потерял веры в то, что существуют какие-то моральные и рациональные приметы, по которым человек узнает человека.

Книга должна создавать читателя.

Анекдоты размножаются почкованием.

Реклама